11 February

Константин Сакаев: Современное обучение шахматам должно быть интерактивным

Img 1994

Константин Сакаев: Современное обучение шахматам должно быть интерактивным


Беседа главного тренера «Русской шахматной школы» в Санкт-Петербурге с Анной Оладько 


– Константин, у вас огромный опыт: как практический, так и тренерский. Что сейчас приоритетно для вас?

– Основным направлением моей деятельности стала работа с детьми. В 2011 году Российская шахматная федерация пригласила меня поработать с нашими ведущими юниорами. Тогда проводилось около шести сборов в год, куда приглашали сильнейших юных шахматистов. Для начала я приехал посмотреть, будет ли мне самому это интересно, и, конечно, не знал, понравится ли это ребятам и федерации.

В итоге все остались довольны, всем всё понравилось, и в следующий раз меня пригласили опять. С тех пор я как-то «втянулся». Потом стал индивидуально работать с ребятами разного возраста.

Когда меня пригласили впервые, я был действующим активным игроком, но потихоньку количество желающих заниматься шахматами прибавилось, и с собственной игрой пришлось «завязать».

В этом году я заскучал по былым временам и сыграл несколько блицтурниров, рапидов и один раз – в классику. Получилось, кстати, неплохо: результаты меня удовлетворили. По возможности, буду и дальше поддерживать себя в форме, играя в турнирах. Для тренерской деятельности полезно «держать руку на пульсе», не отрываясь слишком далеко от реальности.

Мне интересен и другой вид деятельности. В последние годы я написал несколько книг, которые вполне востребованы в шахматном мире. Сначала вышел фундаментальный двухтомник по славянской защите; знаю, что многие мастера взяли мою работу за основу своего дебютного репертуара и не жалеют об этом.

Следующая книга в двух томах – «Учебник шахматной стратегии. Самоучитель/помощник для тренера» (совместно с гроссмейстером Константином Ландой). Эта работа выполнялась по заказу Российской шахматной федерации» и Министерства спорта. Учебник проходил строгую рецензию еще в процессе создания. В этой книге была сделана попытка осветить все темы и мотивы, которые существуют в шахматах. Я продолжаю работать в этом направлении; возможно, со временем выйдет еще часть, где мне хотелось бы затронуть и эндшпиль, так как для него места в двухтомнике не хватило.


– В 2015 году вы ездили в качестве тренера на первенства Европы и мира. Что скажете об этих соревнованиях?

– Эмоции самые разные: от радости до разочарования. На первенстве Европы все прошло замечательно; у России по традиции собрался огромный мешок медалей. На первенстве мира прогнозируемо дела шли значительно хуже – в Иране, Китае и Индии нашим конкурентам мощно помогают на государственном уровне.

Тем не менее, красиво начали и хорошо шли наши шахматисты. Перед чемпионатом и во время него я помогал, в первую очередь, Андрею Есипенко, который в группе до 14 лет стал вторым. «Золото» было на расстоянии вытянутой руки, Андрей уступил чемпионство лишь по дополнительным показателям. В других возрастных категориях тоже были шансы у некоторых ребят, например, у Илья Маковеева в группе до 10 лет. Илья тоже был близок к «золоту», но занял второе место.

Традиционно сильна группа девочек до 14 лет, но в этот раз произошло что-то невероятное: после седьмого тура наши девочки оккупировали весь пьедестал, после чего стали поочередно обыгрывать друг друга, и все откатились. А из-за угла, что называется, вылезла конкурентка и всех обогнала.

Кирилл Алексеенко, мой земляк из Петербурга, в возрастной категории до 18 лет занял второе место. Я недавно начал с ним немного заниматься и надеюсь, что он вырастет в по-настоящему большого шахматиста. Кирилл уже сейчас является сильным гроссмейстером. На первенстве мира он показал великолепный результат, но этого не хватило для первого места. Печально, конечно.

Хорошо помню времена, когда мы выигрывали всё, что только можно. До сих пор не могу привыкнуть, что второе или третье места оцениваются как успех. Сам стараюсь настраивать ребят на то, что есть в любом турнире только два места: первое и все остальные. Не всегда получается.

У нас всегда любят считать общие медали. К сожалению, пока приходится этим утешаться, поскольку первых мест всё меньше и меньше. Хотя по сравнению с другими видами спорта шахматы достаточно благополучны: и по позиции России на мировой арене, и по популярности вида спорта в стране. Все больше появляется шахматных кружков в школах и учебных заведениях. Дети хотят заниматься, и турниров становится больше во всём мире. Главное, что сейчас развиваются детские шахматы.


– Как вы оцениваете общий уровень юных шахматистов?

– Уровень игроков неплохой, если сравнивать с европейцами. Если брать первенства Европы, то у нас всегда много медалей.

На первенстве мира, к сожалению, Индия, Иран и Китай нас опережают, и трудно что-то с этим поделать. Настолько там масштабная государственная поддержка, что нам стало сложно с ними конкурировать. В том же Китае есть шахматные интернаты, ведется работа с детьми на высоком уровне, существует мощная государственная программа развития. У нас всё-таки поддержка не постоянная, поэтому, к сожалению, мы отстаём. Это объективный процесс.

– У нас идет реформа в образовании, все становится мобильным, доступным, интерактивным. Каким, на ваш взгляд, должно быть современное обучение шахматам?

– Однозначного ответа нет. Я думаю, что все формы обучения, которые сейчас существуют, имеют право на существование.

Предпочтительнее, на мой взгляд, постоянная практика за обычной шахматной доской и соревнования друг с другом. Но из-за пробок и удаленности учебного зала иногда приходится находить компромисс – занятия через интернет. Можно не тратить время на дорогу, занимаясь так же качественно, как и при личном общении, однако занятия за доской все же привычнее и приятнее, чем перед монитором.

Немаловажную роль в процессе обучения имеет личность тренера: он должен быть опытным педагогом. На занятиях он – наставник и старший товарищ. Тренер обучает, подсказывает и обращает внимание на сильные и слабые стороны, вдохновляет и делает все, чтобы его воспитаннику было интересно и комфортно.

Конечно, условия, в которых проходят занятия, тоже важны. Нужно погружаться в процесс, чтобы ничего не отвлекало, а наоборот, способствовало обучению.

Современное обучение шахматам должно быть интерактивным. Хороший пример – это «Русская шахматная школа», где к обучению и развитию ребенка подходят профессионально.

– Чем РШШ принципиально отличается от других школ?

– Совсем недавно лучшей, с моей точки зрения, школой была ДЮСШ им. М. Чигорина, но там ситуация в последнее время стала ухудшаться, и часть тренеров ушла в РШШ. Если тенденция сохранится, то остальные тренеры тоже уйдут.

С ностальгией могу вспомнить про Аничков Дворец, в который ходил в детстве. К сожалению, он не развивается в той мере, как хотелось бы.

РШШ, в свою очередь, активно развивается, а главной его силой является отличный преподавательский состав. В Петербурге это М. Макаров, Е. Подвойский, Н. Сироткина, Т. Иванова. Надеюсь, я тоже его укрепил. У нас современное оборудование, комфортное помещение и самое главное – люди, стремящиеся развивать школу по всем направлениям.

– Как понять родителям, есть ли у ребенка способности к шахматам? Как можно это выявить?

– Есть много разных методик, и надо постоянно наблюдать за ребенком. Если мы говорим об обучении для общего развития, то научиться играть могут все. Шахматы – это действительно интересная, хорошая игра, для которой надо не так много способностей. Не так сложно ученику объяснить, как ходят фигуры, главное – вдохновить на самостоятельные занятия. Только нагрузка должна быть дозированной, чтобы не было перенасыщения шахматами. Позанимался шахматами, в интернете посидел, поиграл в футбол, сделал уроки.

Если есть явная нацеленность родителей на спорт больших достижений – это уже другая история, тогда надо работать профессионально. Для занятий на профессиональном уровне нужна не только способность, но и упорство. Тут уже многое зависит от правильно выбранного тренера, от родительской поддержки. Для начала нужно прийти на тестирование, которое поможет определить способности ребенка.


– Кроме руководства тренерским составом РШШ, вы сами ведете группу…

– У меня достаточный опыт работы на индивидуальных занятиях. Я работал, в основном, с ребятами довольно сильными, подавляюще большинство которых – чемпионы России, Европы, мира в своих возрастных категориях. Группы начинающих я не беру, поскольку моя квалификация позволяет тренировать будущих профессионалов. Кроме того, опытным ученикам самим гораздо интереснее заниматься со мной.

– Как, на ваш взгляд, происходит переход детей от любительского уровня к профессиональному?

– Очень медленно (смеётся). К сожалению, для этого требуется много-много лет, поскольку резко это произойти не может. Про шахматы можно сказать, что «вода камень точит»: где-то количество переходит в качество, где-то нужно обладать талантом, нужно иметь спортивный характер, чтобы добиваться результатов. Нужно перелопатить гору литературы, прорешать кучу позиций, и со временем, потихонечку, количество перейдет в качество.

Постепенно приходит накопление игрового, профессионального и жизненного опыта. Десятилетний ребенок никогда не сможет играть, как гроссмейстер, какой бы он ни был талантливый. Он в своем возрасте становится сильным, потом потихонечку прогрессирует и к 18-20 годам может стать сильным гроссмейстером.

Многое зависит от тренера, но, в первую очередь, от самого ребенка. Великий Михаил Ботвинник говорил, что шахматам нельзя научить играть, можно только научиться. Тренер может что-то подсказать, направить, подметить недостатки в развитии. Например, как объяснить ребенку его ошибку? Компьютер не поможет, даже показывая сильнейший ход. Потому что компьютер выдает решение, но не объясняет «почему», а иногда выдает и неправильное решение. Тренер же может объяснить идею с тактической точки зрения.

Например, стоит определенная позиция, и компьютер вам покажет, что есть 5 верных ответов, и все они одинаковые по силам. Какой ответ выбрать? Для ребенка довольно сложно понять, какими критериями руководствоваться при принятии решения. Когда я общаюсь с ребятами, то объясняю, почему надо выбрать то или иное продолжение. На такие темы можно очень долго дискутировать и объяснять, потому что это очень тонкий и сложный вопрос. Именно так и совершенствуется мастерство: шаг за шагом.

– Как вы оцениваете состояние шахмат в России?

– В последнее время наблюдается улучшение, ситуация позитивная. Соревнований становится больше не только у нас в стране, но и во всем мире. В России вновь проходит «Белая Ладья», причем этот турнир уже стал международным. Вообще, я не встречал еще ни одного родителя, который бы, отдав ребенка на шахматы, потом пожалел об этом. Даже если ученик не достигнет высоких профессиональных результатов, все равно будет развитым человеком.