«Труд и трудности помогают человеку формироваться»

news img

Как долго можно искать своё призвание? Что есть счастье для филолога? О ценности языка и культуре речи  в рубрике «Кто нас учит» рассказывает профессор кафедры русской словесности и межкультурной коммуникации, доктор филологических наук, председатель Российской ассоциации риторов Владимир Аннушкин.

 

– Владимир Иванович, как вы себя позиционируете? Кто вы: преподаватель, филолог или ритор?

– Никакой альтернативы в данном случае быть не может: и преподаватель, и филолог, то есть исследователь, учёный – а всё это объемлется и выражается речью, текстами, то есть риторикой, словесностью, филологией. Риторика есть наука и искусство убедительной, украшенной, целесообразной и, самое главное, «совершенной» речи. И этим искусством необходимо владеть и преподавателю, и филологу.

 

– В юности вы занимались в театральной студии А.Г. Кудашевой. Вы хотели стать актёром? Пригодился ли вам опыт, полученный на занятиях?

– Да, был такой момент в осьмнадцать лет, когда не поступил в институт и едва не пошёл в театральный, но Бог миловал. А опыт, полученный в хорошем театральном коллективе, где царили высокие мысли и дружная атмосфера, пригодился весьма. Я и сейчас его использую, ведя практические занятия по технике речи и фонетике. Надеюсь наконец его зафиксировать в статьях и выступлениях, что и начал делать.

 

– Как вы считаете, вы нашли своё призвание? Как долго вы его искали?

– Нашёл безусловно! Искал долго… После окончания института армейский друг упрекал меня: «Тебе ж 26 лет, а ты не знаешь, где ты хочешь работать» Я действительно не знал. И только когда пришёл (промыслительно!) в Институт русского языка имени Пушкина, постепенно начал формироваться в специалиста и понимать, что же мне нужно. Первую научную статью опубликовал в 30 лет и 3 года. Труд и трудности помогают человеку формироваться.

 

– Вы организатор и ведущий Школы русского слова в Институте. Какая цель данного проекта и насколько это актуально в наше время?

– Цель Школы – объединить интересы людей, прежде всего молодых специалистов, вокруг филологии – учения о слове; показать, как можно вдохновенно и дерзновенно заниматься наукой, выявить практическую ценность нашей профессии. Вот почему Школа русского слова должна объединить и специалистов высокого уровня (таковые участвуют в её заседаниях), и любого человека, начавшего понимать ценность языка для благоустройства его жизни.

 

– Как вы считаете, насколько сильно изменилась культура речи за последнее десятилетие?

– Всё течёт, всё изменяется… и культура речи – общества и каждого из нас. Может совершенствоваться, а может переживать такие моменты, когда приходится свидетельствовать о её падении в каждом конкретном случае «употребления языка», как говорил Виталий Григорьевич Костомаров.

Я горячий сторонник того, что современная научно-информационная ситуация в обществе даёт колоссальные возможности для развития человека, совершенствования его культурного уровня. Поэтому, безусловно, современный молодой человек может достигнуть большего в своем образовании, нежели 40-50 лет тому назад, но может и деградировать. Всё зависит от того, как человек будет развивать свою эрудицию, с каких нравственных позиций будет смотреть на свою жизнь и, в частности, на культуру речи.

 

– В чём секрет вашего оптимизма?

– Так вы полагаете, что я «оптимист»? Но я часто прихожу в уныние от «разделения человеков» (помните: «больше всего мне ненавистен страх розни мира сего») или от лености и равнодушия моих студентов, хотя таких 1%. Но уныние преодолевается верой, надеждой, любовью – к нашему делу, к каждому студенту, я даже понял, что нерадивого надо любить больше, чем «радивого». И, конечно же, трудом: начнёшь трудиться – и уныние проходит, сразу становишься оптимистом.

 

– По вашему мнению, идеальный студент-филолог, он какой?

– Ну, во-первых, идеальных не бывает, а вот образцовые есть. Надо научиться постоянству труда, без надрыва и напряга, просто следовать некоторым советам: во-первых, не пропускать занятия, во-вторых, втянуться в промысел и помогать преподавателю – работать вместе с ним вдохновенно, напряжённо и весело. Идеальный студент-филолог любит читать и писать, у него есть стремление к истине, понимание правильности и одновременно собственная точка зрения, свой формирующийся стиль личности и языка.

 

– Что для вас счастье?

– Счастье – это единение людей в любви, истине, подлинной красоте, в занятиях любимым делом – в моём случае, филологией. И это – основа для научного разномыслия и расцвета каждой личности. А конкретное состояние счастья – это когда между мной и студентами – как в песне: «ой, ой, ой, это между нами любовь!..»

 

– Какой совет вы хотели бы дать нашим студентам?

– Следить за своим настроением, душевным настроем. В молодости часто приходишь в отчаяние от каких-то неудач: то несправедливая оценка, то несчастная влюблённость… Надо учиться держать себя в руках, стойко преодолевать всякие неудачи. Для этого нужны вера, молитва (кто понимает…), постоянные душевные усилия.

Моего учителя на втором курсе Николая Ивановича Либана (67 лет на филфаке МГУ!) спросили: «В чём смысл жизни?» Ответ был краток: «В труде». Конечно, в труде осмысленном, окрашенном интересом, но пробудить в себе интерес, не «дать себе засохнуть» – это тоже труд.

У нас есть талантливые студенты, из которых, скорее всего, ничего не получится, потому что «много гордости». А есть те, кто постоянно, регулярно работает – не для славы и чинов, а из любви к науке. И к ним «так, неожиданно, слегка, как сияющее дуновение божественного ветерка» приходят вдохновение, счастье, успех. Чего я всем желаю!

 

Интервью подготовила Анастасия Резникова