Давайте ценить «уходящую натуру»!

news img

Стремясь сделать карьеру, бльшинство людей стараются избавиться от «местных» особенностей своей речи, делая выбор в пользу русского литературного языка. И это объяснимо – в России, как правило, окружающие воспринимают такую речь с улыбкой. В других странах не всегда так. Например, в англоязычном обществе люди гордятся своим говором, считают его частью своей идентичности.

В ТАСС вышла статья комментариями профессора кафедры общего и русского языкознания Института Пушкина Владимира Карасика и доцента Романа Тельпова об «уходящей натуре» – региональных говорах и диалектах.

В нашей огромной стране существует множество местных говоров и всего два наречия – северное и южное. При этом в плане речевых симпатий северяне имеют явное преимущество. Северное наречие воспринимается как нечто архаичное и поэтичное, а южнорусская речь кажется более просторечной.

«Северные слова, как правило, становятся литературными, а южные остаются разговорными, областными, например: лаять – «брехать», прыгать – «сигать». Для юга свойственно более просторечное звучание», – объясняет Роман Тельпов.

Что касается говоров, то они могут быть объединены территорией области, города или даже территорией одного села. Существуют и личные диалектные словари, фиксирующие набор слов, используемых конкретным человеком. 

Так, профессор Шадринского педагогического института Вячеслав Тимофеев составил диалектный и фразеологический словари своей матери, почти неграмотной зауральской крестьянки. «Не голова, а сельсовет» – одно из выражений этого словаря.

В 2017 году был составлен словарь знаменитой отшельницы, старообрядки Агафьи Лыковой, которая живет в изоляции в Хакасском заповеднике. Женщина, нарушающая заповеди, в нем называется совершенно определенно: «беззаконница».

Другой пример удачного регионального слова приводит профессор Карасик: «Мне нужно сходить в мастерскую, у меня лентяйка сломалась». Слово «лентяйка» – ярославское, означает пульт для переключения телевизора. Очень удобное, кстати, метафора понятна».

Трепетное отношение к тому, что мы считаем языковой нормой, характерно для носителей русского языка. «Мы очень остро и местами болезненно воспринимаем часто какие-то нарушения, отходы вариативные от правильного нормативного произношения. То есть диалектное слово в речи воспринимается всегда с какой-то улыбкой», – рассказал Владимир Карасик и добавил, что в англоязычном обществе люди гораздо чаще стараются сохранить родной говор, гордятся им и считают частью своей идентичности.

Литературное произношение действительно повышает социальный статус ее обладателя, является элементом престижа. С другой стороны, специфическая мелодика и диалектные слова могут украшать речь, делать ее интереснее и богаче.

«В Москве говорят «единица», в Волгограде или Ульяновской области можно встретить слово «однёрка». Говорят «кутёнок» вместо слова «щенок». Везде банки – «ставят», а уколы в больнице – «делают», а в Сибири могут сказать, что уколы «ставят». Файл в Сибири называют «мультифора», везде у студентов «пара», а в Сибири — «лента». Мы говорим «ксерокопировать», в Сибири могут сказать «отсветить», – приводит примеры «региолектов» Роман Тельпов.

Однако количество таких слов в нашем языке постепенно уменьшается. Поэтому стоит сейчас оглядеться и прислушаться к таким разным и удивительным словам нашего общего языка.

Подробнее на сайте ТАСС: «Твань», «лентяйка» и «кутёнок»: уходящая реальность русских говоров https://tass.ru/obschestvo/8959701