«Есть страна, в которой живут гениальные люди»

Спустя 17 лет после окончания учебы в Институте Пушкина Ева из Дании, Кларисса из Италии, Гильермо из Колумбии и Эиитиро из Японии встретились на свадьбе своей однокурсницы, еще одной выпускницы института, Дианы из Испании.

К этому торжеству Эиитиро Миядзоэ решил сделать подарок и обратился за помощью в пресс-службу института. В результате он привез однокурсникам памятные сертификаты от имени ректора Маргариты Русецкой, подтверждающие, что знание русского языка, любовь к русскому слову и их крепкая дружба зародились в стенах родного вуза.

Сегодня Эиитиро рассказывает об учебе в институте, работе в России, и о том, как иностранцу лучше учить русский язык.

– Я родился в 1977 году, мне 40 лет. Когда я был подростком, у меня появился интерес к русскому языку и Советскому Союзу, который в то время распался. Другой причиной стал «Тетрис» – игра, которая мне нравилась, была создана гражданином СССР. Несмотря на то, что она была широко распространена в мире, ее создатель не заработал на ней. Зная эту историю, мне стало еще интереснее, что есть страна, в которой живут гениальные люди, создающие такие хорошие игры, но где нельзя на этом заработать.

Я начал изучать русский язык самостоятельно, то бросал, то вновь начинал учить. Слушал курсы русского языка по телевидению. Серьезно учить язык я начал в университете Софии в Токио, «русский язык и страноведение» были моей специальностью.

Затем в 2000 году по государственной стипендии Российской Федерации я попал на годовую стажировку в Институт Пушкина.

– Господин Миядзоэ, расскажите, пожалуйста, какие остались впечатления от учебы в институте?

– Мне было очень интересно. В институте учились студенты из разных стран. Я впервые увидел настоящих испанцев, итальянцев и не только. Очень нравилась дискотека. В общежитии на втором этаже есть столовая, где по пятницам и субботам организовывалась дискотека. В столовой продавалась шаурма, которую делал египтянин Али, и ночью, когда проходила дискотека, он еще был диджеем. В то время чувствовалась атмосфера «суровых 90-х».

Учеба была очень хорошей, русский язык преподавали специально обученные преподаватели.

– Как удалось сохранить контакты с другими выпускниками института?

– Нам повезло. В это время у каждого появилась электронная почта, позже - фейсбук и другие соцсети. Я старался поддерживать отношения, ездил в гости в Италию, Испанию и Данию к друзьям, с кем я вместе учился.

Очень жаль, что потерял контакт со студентами из Южной Кореи. Хочу как-нибудь их найти. У нас не очень однозначные отношения с Южной Кореей. И в Японии, и в Южной Корее существует очень сильная пропаганда, как в России и Польше, например. Но студенты, реальные люди, очень хорошие, так как мы соседние страны, и у нас много общего.

– Как Вы проводили свободное время?

– С корейцами в общежитии много чего делали. Обычно корейские студенты богаче, чем японские. У них была рисоварка, а у нас нет. Мы вместе готовили и ели рис в общежитии.

Ко мне приезжали родители, которых я отправил на экскурсии в Суздаль и Владимир. Я общался со студентами, у которых был разный уровень русского языка. Это было очень полезно. У тех, кто говорил лучше меня, я учился новым фразам, словам и выражениям. Кругом были студенты, которые хотят говорить по-русски. Общался и с российскими студентами, которые изучают в Институте Пушкина методику преподавания русского языка как иностранного. С одной из студенток этого направления, Настей, мы тесно общались, она мне помогала выучить язык. Поддерживаю с ней контакт до сих пор.

– Сколько всего времени Вы провели в институте?

– Я приехал в апреле и уехал в феврале. В промежутке между двумя семестрами еще учился на Летних курсах, путешествовали из Москвы до Афин поездом и автобусом и еще побывал в Эстонии. Везде мне пригодился русский язык (в балканских странах хорошо помогает знание русского языка).

– Русский язык считается тяжелым для изучения. Как Вы справлялись с трудностями?

– Для японцев и корейцев первая проблема – произношение. У нас нет разницы между «р» и «л», «б» и «в». Фраза "ворота, которые открываются, болота, куда тонут" звучит одинаково. «Лектор», «ректор» – непонятно, кто важнее, о ком идет речь. Каждое слово с буквами «с», «ш», «щ» для многих из нас представляет сложность. Падежи можно как-то понять и выучить. А вот виды глаголов очень сложные. Какой-то иностранец писал: «мечтаю, что однажды наступит время, когда я полностью буду понимать разницу между видами глаголов». Я тоже надеюсь на это, но надо продолжать учить.

– Что Вы делали для того, чтобы глубже изучить язык? Поделитесь советами.

– Продолжать учить. И не стесняться. Я вам отправил достаточно нахальное сообщение со своей просьбой. Это не очень типичный подход для японцев и вообще азиатов. Так никто не делает. Но именно такое активное, почти нахальное отношение к языку – важный момент. Еще очень важный момент – мотивация. Русский язык очень трудный, но у меня всегда есть желание преодолеть все непонятные моменты, продолжать активно использовать язык.

Нужно соблюдать баланс в изучении языка. Есть люди, которые хорошо читают, но не говорят – это неправильно. Есть люди, которые говорят хорошо, но не читают и не могут писать. Нужна золотая середина, стараться, чтобы все элементы одинаково развивались.

Помню, как частью моей учебы стал фильм «Иван Васильевич меняет профессию». Это было первый иностранный фильм, который я посмотрел без субтитров. Для меня это был шок – фильм оказался очень смешным. Никогда до этого не думал, что в СССР бывали такие комедии. У нас стереотип, что это была мрачная, холодная политизированная страна. А узнав, что в Советском Союзе в 1960-х и 70-х годах создавали такие смешные комедии, я стал фанатом этого жанра советских фильмов, малоизвестного в Японии.

Потом Настя рассказала, что у поколения ее родителей крылатые фразы из этих фильмов играли важную роль в повседневной жизни. Как, например, «Надо Федя, надо!» из «Операции «Ы». И действительно, это очень важная часть «живого» русского языка

Мой совет иностранцам, изучающим русский язык: недостаточно запоминать фразы и сюжеты произведений Достоевского и Толстого. Актуальные фразы, которые, безусловно, полезны для повседневного общения – это цитаты из комедийных фильмов. В реальной жизни чаще встречаешься с людьми, которые любят и употребляют цитаты из комедий, чем с теми, кто интеллигентно цитирует сюжеты классических романов. «Куй железо, не отходя от кассы» – начните смотреть комедии прямо сегодня.

Несколько лет назад я уже сдал экзамен на получение лицензии гида на русском языке в Японии – это один из самых сложных экзаменов в Японии.

Сейчас я продолжаю учить русский язык. Осенью буду сдавать экзамен на третий сертификационный уровень ТРКИ (соответствует европейскому уровню С1). Дальше следующая моя цель – сдать экзамен по русскому языку Токийского института русского языка (первый сертификационный уровень), в котором очень трудные задачи по грамматике.

Мечтаю когда-нибудь сдать экзамен на четвертый сертификационный уровень ТРКИ (соответствует европейскому уровню С2). Его сдать иностранцам почти невозможно.

– Было ли Вам тяжело, когда вы учились в Институте Пушкина?

– Нет, не очень. У меня была интересная студенческая жизнь, и наоборот, мне захотелось остаться здесь.Когда я навестил одну из выпускниц в Европе, то пообещал ей, что каждый год буду покупать лотерейные билеты в декабре (в Японии в конце года проводится крупный розыгрыш в лото), и если выиграю большие деньги, то приглашу всех наших однокурсников снова учиться в Институте Пушкина семестр или год.

– Как Вам удалось вернуться в Россию?

– После окончания учебы я устроился в одной компании в сфере сервиса в Японии. Когда я отправлял резюме, мне сказали, что у этой компании якобы есть офис в Москве. Но потом сообщили, что московского офиса больше нет, и у меня нет шанса использовать русский язык на работе. В надежде снова вернуться в Россию я продолжал учиться, активно общался с русскими, проживающими в Японии, и ждал момент, когда компания снова откроет офис и отправит специалиста в Москву. Через три года, в 2005 году, компания решила вновь инвестировать средства в страны БРИКС и открыть офис в России. Я сказал своему начальнику, что говорю по-русски и хочу поехать туда. Так меня выбрали консультантом в московский офис. После этого я проработал там пять лет. Для японских компаний характерно оставлять одного специалиста в стране на ограниченный срок, 5-6 лет, и я знал, что рано или поздно мне придется уехать. Поэтому я решил искать работу регионального специалиста по России. Отправил из Москвы свое резюме в несколько японских компаний. Одна из компаний, связанная с тяжелым машиностроением, выбрала меня. Теперь я работаю в должности главы представительства японской компании.

Вся моя жизнь связана с Россией. Имея почти десятилетний опыт представителя компании за рубежом, думаю, что уже точно буду работать по этому направлению, поскольку компания имеет тесные связи с Россией.

– Расскажите о своей жизни здесь.

– Благодаря тому, что я приехал в Россию, у меня появилась тесная связь с японцами, которые живут в Москве. Так я познакомился со своей будущей женой. Она тоже знает русский язык, изучала его сначала в Токио, потом проходила стажировку в Петербурге. У нас две дочери, обе ходят в русскоговорящий садик. Они очень быстро и успешно осваивают русский язык. Старшая, пятилетняя девочка, знает наизусть стихи «Муха-Цокотуха», «Телефон» Корнея Чуковского, как русские дети. Дома она говорит на японском, а в садике – на русском.

По работе я бывал в разных частях России и странах постсоветского пространства:от Магадана до Калининграда, от Сургута до Ашхабада.

Москва и Питер – совсем разные. Очень короткое время я был на стажировке в Петербурге в 1998 году, это была моя первая поездка в Россию. Нравится Дальний Восток – очень важный регион, самая близкая для нас Россия.

Рекомендую студентам ехать в восточную часть России. Если в Москве и Питере очень многие вещи – с Запада, то на Дальнем Востоке – совсем другое. Там чувствуется влияние Японии, Южной Кореи, Китая: праворульные машины,едят пян-сэ и трепанга.

- Господин Миядзоэ, последний вопрос. Что Вам так сильно нравится в России, почему вы так хотели остаться работать именно здесь, а не в других странах?

- Россия – непредсказуема, поэтому я ее люблю. Близость к Японии – тоже важный момент.

Для меня Россия – как супруга, с которой я вместе уже 20 или даже 50 лет. Знаю и хорошую сторону и плохую, но, к счастью для меня, хорошая сторона всегда превыше (не могу поверить, что уже прошло больше четверти века, с того момента когда я открыл первый учебник по русскому языку). Да, кроме своей «жены», кругом есть и другие красивые «леди» – например, Италия, Корея или Индия. Но моя «жена» всегда притягивает меня больше других – у нее есть несравнимое что-то. Поэтому я с тобой, Россия!

Валерия Иванько