Технологии и русский язык: три тенденции, за которыми стоит следить в новом году

Что нового современные технологии могут подарить исследователям и преподавателям русского языка? Как использовать последние достижения IT-отрасли в этой сфере? Размышляет Мария Лебедева, заведующая лабораторией инновационных средств обучения русскому языку Института Пушкина.

Ну что ж, годовой отчет написан, новогодняя песня со студентами выучена, зачеты приняты, можно выдохнуть и... подумать о будущем.

Реформы и революции

Будущее, инновации, технический прогресс – эти слова часто соседствуют в визионерских текстах. Технологическая революция (подумать только, уже четвертая!) несется на полном ходу, почти каждую неделю предлагая миру что-то новое – то, что раньше казалось вымыслом научного фантаста. Новые вопросы и новые возможности не обходят стороной и нас, учителей, преподавателей, исследователей русского языка.

Некоторые технологии мы принимаем и осваиваем легко. Они помогают нам немного лучше, немного быстрее, немного проще выполнять привычные задачи. Такие инновации называют поддерживающими или улучшающими: в нашей области это, например, задания и тесты, перенесенные в электронную форму, лекции, записанные на видео, электронные версии аналоговых игр, бумажных словарей. Раньше ученик сдавал задание на проверку преподавателю или сверял свой ответ с ключами в конце учебника – теперь ответы на многие задания проверяются автоматически. Раньше, чтобы послушать открытую лекцию выдающегося профессора, нужно было как минимум потратить время на дорогу – а теперь в любое удобное время в удобном месте можно посмотреть трансляцию или запись этой лекции. Красота! Такие инновации не революционны по своей природе, они не меняют привычное нам устройство образования, но делают его удобнее.

Бывают инновации другого рода – их называют подрывными. Они кардинально перестраивают уклад какой-либо области, меняют ценности, расстановку сил. Так, например, сами по себе видеолекции и задания к ним вряд ли можно назвать инновационным решением. Но если они ложатся в основу массового онлайн-курса, на котором тысячи человек со всего мира образуют сообщество, оценивают работы друг друга, вместе ищут ответы на вопросы, выполняют совместные проекты, то оказывается, что пассивное усвоение теории из лекций уходит на второй план, а на первом оказывается практическая работа и взаимодействие в онлайн-пространстве. И вот в этом случае, кажется, мы становимся свидетелями принципиально нового явления в образовании.

И мягкие улучшения, и подрывные инновации нужны и важны. Но, конечно, интереснее следить именно за теми тенденциями, которые могут привести к существенным изменениям. В их основе лежат самые смелые замыслы и мечты – и я предлагаю, как и положено перед Новым годом, помечтать. Тем более что специалисты IT-отрасли нам многообещающе подмигивают: мол, мечты сбываются!

Технологии и гибкость

Коллега, преподаватель русского языка в воскресной школе в Великобритании, рассказывает: «У меня в одном классе учатся дети одного возраста, но очень разного уровня: кого-то мама обучала русскому языку с детства, кто-то в семье слышал только английский, кто-то в раннем детстве по-русски говорил, но пошел в английскую школу – и русский стал теряться. Как работать в таком классе? Как сделать так, чтобы всем было и по силам, и интересно?»

Подобная ситуация, когда в одном классе занимаются учащиеся с разным уровнем владения русским языком, типична не только в обучении детей наших соотечественников за рубежом, у которых русский является языком наследия (языком семьи, heritage language). Разноуровневые классы можно встретить и в школах России, и в учебных заведениях стран СНГ: вместе могут оказаться учащиеся, для которых русский язык – родной, и те, для кого русский – иностранный язык. На подготовительных факультетах часто в одной группе учатся студенты, которые уже учили русский у себя стране, и те, кто только начинает его осваивать. По одной программе могут учиться студенты-славяне, чей родной язык типологически близок русскому, и студенты с родным языком тюркской группы. Такие примеры – а их очень много – говорят о том, что преподавателям русского языка нужны гибкие инструменты, которые позволяли бы работать с разными учащимися, учитывать уровень и потребности каждого. Говоря методическим языком, внедрять дифференцированное обучение.


А ведь благодаря технологиям разработка таких инструментов оказывается возможна. Это может быть достаточно простой сервис: например – представим себе – коллекция текстов, каждый из которых представлен в нескольких по уровню сложности вариантах: от самого простого до оригинального, неадаптированного. Учитель может задавать один материал всей группе, но каждый ученик будет читать его в комфортной для себя версии (или в версии, заданной учителем), а потом постепенно переходить к более сложной. Интерфейс приложения позволит легко переключаться с уровня на уровень, небольшие задания помогут проверить степень понимания прочитанного. В основе такого приложения, надо сказать, лежит серьезная научная работа: каждая версия текста должна быть выверена не только с точки зрения соответствия требованиям к уровням владения русским языком, но и с точки зрения параметров удобочитаемости текста. Однако подобные системы уже хорошо зарекомендовали в обучении английскому языку как иностранному, так что и для русистики это вполне посильная задача.

Более сложный вариант – это учебные курсы, тренажеры, созданные при помощи специальных сервисов адаптивного обучения. Идея таких сервисов выросла из компьютерного адаптивного тестирования, уже хорошо развитого, в том числе, в лингводидактике. Сервисы адаптивного обучения выстраивают индивидуальную траекторию студента автоматически, анализируя множество параметров: как студент справился с предыдущим заданием, какие ошибки сделал в прошлый раз, какой материал он осваивает охотнее, а какого старается избегать, через какое время забывает выученные слова… Важно, что сам по себе механизм адаптивного обучения не может быть эффективен без продуктивного сотрудничества программистов и методистов.

Вдохновляющими примерами для нас являются сервисы изучения иностранных языков Duolingo, Busuu и Pearson – они уже встроили адаптивные алгоритмы в свою систему и сейчас исследуют их эффективность. Другие организации делают первые шаги в сторону адаптивности. Будем внимательно следить за ними в новом году и думать о русском языке.

Технологии и открытые системы

В.А. Плунгян, рассуждая о современной лингвистике, описывает появление корпусов как самую настоящую подрывную инновацию: «Человек образованный знает, например, слово «словарь». Слово «словарь» ведь всем известно, даже неспециалистам по языку, теперь такой человек должен знать слово «корпус». <...> Люди, настроенные романтически, даже могли бы сказать, что в лингвистике произошла корпусная революция. После появления корпусов эта наука стала совсем другая» (чтобы узнать подробнее о том, что такое корпус, рекомендую прочитатьлекцию В.А. Плунгяна целиком.

Большие корпуса размеченных текстов, несомненно, изменили принципы исследования языка. Активно они используются и при решении ряда прикладных задач, например, автоматического анализа текста. А вот в лингводидактике возможности корпусов пока недооценены, хотя тенденция к их использованию в обучении русскому языку становится все заметнее.

Например, мы надеемся, что в новом году у русистов появится удивительный инструмент – учебный словарь сочетаемости – CoCoCo Project, работу над которым завершают специалисты Университета Хельсинки. В отличие от традиционных словарей, проект финских коллег представляет собой открытую систему, которая автоматически извлекает коллокации (устойчивые, синтаксически и семантически целостные словосочетания) из корпуса текстов, обрабатывает их, описывает грамматические и семантические признаки, ранжирует по частотности. Словарная статья создается по запросу пользователя – и уже не может быть такой ситуации, что какое-то слово вы не находите, потому что авторы не включили его в словник. А главное, данные словаря основаны на большом массиве текстов на русском языке, обработать которые не под силу ни одному коллективу. CoCoCo Project является одним из примеров, когда корпусные технологии выводят лексикографию на качественно новый уровень.

Корпусные технологии также меняют подходы к составлению учебных материалов. Совершенно реальной становится автоматическая генерация заданий на основе размеченного корпуса текстов – скажем, аутентичных текстов медицинской или технической тематики. А еще можно автоматически создавать словники текстов какого-либо профиля, опираясь не на наше филологическое представление о том, что нужно будущим специалистам в другой области, а на данные корпуса текстов. А еще… Много чего еще можно. В общем, будем следить за этим направлением.

Технологии и общение

«Знакомьтесь с русскими. Чтобы не было страшно, знакомьтесь в интернете. Общайтесь, переписывайтесь, созванивайтесь и говорите на русском языке. Учебных часов вам будет недостаточно», – внушала я своим иностранным студентам. «Непонятно», – неизменно отвечали они. – «Что непонятно?» – «Русские говорят очень непонятно».


И ведь правда. Казалось бы, интернет и социальные сети открыли возможность находить собеседника для общения на любом языке и тем самым восполнять недостаток языковой среды. Но носители языка редко умеют адаптировать свою речь к уровню иностранца, в интернет-общении часто используют сленг, эллипсисы (намеренный пропуск слов, не существенных для смысла выражения), не заботятся о правописании. Что же делать, если общаться хочется не только с учителем и одногруппниками на занятии?

На помощь нашим ученикам могут прийти интеллектуальные диалоговые системы, или чат-боты. Их использование стало распространенным в сфере обслуживания: для автоматизированной поддержки клиентов магазина, банка, клиники…


Чат-бот.png

Чат-бот платежной системы может реагировать даже на неожиданные просьбы.

Самым впечатляющим примером использования чат-бота в образовании я бы назваласлучай в Технологическом университете Джорджии, когда студенты долгое время не замечали, что на их вопросы отвечает бот по имени Джилл.

Оставим пока в стороне те далекие перспективы, которые пророчат диалоговым системам законодатели технологических мод. Но совершенно понятно, что в обучении иностранному языку чат-боты могут выполнять конкретные задачи: инициировать беседу и какой-то мере поддерживать ее; дисциплинировать учащегося и мотивировать его к регулярным занятиям; оказывать помощь, отвечая на самые распространенные вопросы.

Такие функции выполняют, к примеру, симпатичные чат-боты Andy, Leslie, которые помогут вам в изучении английского языка. Что же касается русского, то такой помощник пока не создан, но – уверена – это перспектива недалекого будущего.


Andy.jpg

Чат-бот Энди дружелюбно предлагает помощь с грамматикой и лексикой английского языка


И, разумеется, нет даже мысли о том, что диалоговые системы заменят преподавателя или живое общение. Они могут быть хорошим помощником для преподавателя, поддерживать учебный процесс, отвечая на самые распространенные вопросы, увлекать и развлекать современных детей, с самого рождения привыкших переписываться в чатах. Но до полноценного общения этим системам еще очень далеко.


Именно эти три направления – гибкие среды, использование текстовых массивов и больших данных, «общительные» интеллектуальные системы – на мой взгляд, претендуют на то, чтобы определять тенденции развития технологий в языковом образовании. За ними я буду следить в наступающем году. Возможно, к решению каких-то задач в этих трех направлениях мы сможем приблизиться. Возможно, в каких-то идеях разочаруемся. Главное – не стоять на месте.


А итоги мы подведем через год. С наступающим!


Мария Лебедева, кандидат филологических наук, заведующая научно-исследовательской лабораторией инновационных средств обучения русскому языку